Темниковский воевода Николай Гаврилович Спафарий

17.11.14
2585
0

Воеводские истории иногда пополнялись совершенно уникальными судьбами. Ни в одной биографической статье, ни даже в биографических справках об известном специалисте в области дипломатии Николае Гавриловиче Спафарии не говорится о его воеводской службе в Понизовье, в городе Темникове. Кажется, историографы о таких страницах богатой на события жизни Спафария даже не подозревали, в крайнем случае в щедрой на биографические сведения статье Н. Кедрова «Николай Спафарий и его «Арифмология». Материалы для истории конца XVII века; (1876 год) об этом эпизоде его жизни ничего не написано.

Тем не менее есть основания полагать, что столичная служба бывшего молдавского боярина не всегда была безоблачной. В Россию он попал сложным путем. В родной Молдавии, которой управлял его родственник Александр Дука, Спафарий принадлежал к просултанской партии, за что во время одного из восстаний против Турции был подвергнут унизительному наказанию со стороны господаря Дуки – урезанию носа. Дука после поражения бежал в Польшу, а Спафарий предпочел переместиться к бранденбургскому курфюрсту Фридриху-Вильгельму, а оттуда в Россию. И произошло это в 1672 году.

 

В Москве Спафарий был замечен сразу, ибо таким знанием языков мало кто мог похвастаться (он знал, кроме молдавского, латынь, греческий, итальянский и русский, сносно понимал турецкий и немецкий). При покровительстве князя Василия Васильевича Голицына Спафарию удалось сразу же поступить на службу в Посольский приказ переводчиком. Для него, бывшего боярина, такое начало интересным не казалось, – а куда деваться: безносому беглецу, можно сказать, повезло, в курфюршестве ему вообще ничего не светило. Николай Гаврилович служил честно и инициативно; более того, уже в первые годы он проявил себя как талантливый составитель, компилятор и автор.

За полтора-два года он успел принять участие в составлении и редактировании двух томов «Государственных больших книг», написал сочиненение «Арифмология», по прямой просьбе царя Алексея Михайловича начал работу над оригинальным трудом «Христология», выпустил книгу идеологически-искусствоведческого характера «Мусы, или о седми свободных художествах». Этому человеку предстоял значительный карьерный рост, так как он сразу же был замечен не только царем, но и многими сильными мира придворного и чиновного.

В 1675 году Николай Спафарий получил дипломатическое задание – заключить экономическое соглашение с пекинским богдыханом. Поездка в Китай значительного эффекта не имела из-за неслыханной спеси пекинских чиновников, но посол попутно сумел составить неплохое описание китайского Приамурья, которое использовалось в русской дипломатии и политике сто лет. А вот о дальнейшей службе четких сведений осталось мало. Известно, что Спафарий по-прежнему служил в Посольском приказе, но снова в качестве переводчика. При царе Федоре Алексеевиче карьерный его рост буквально застопорился, но почему? Есть предположение, что ему сильно повредила дружба с Артамоном Сергеевичем Матвеевым, человеком могущественным, входившим в число самых ближних людей царя Алексея Михайловича, но имевшим много врагов. Самыми яростными врагами Матвеева были родственники первой жены царя Марии Ильиничны Милославской, а также окружение Милославских, в том числе такой сильный человек, как боярин и оружейничий Богдан Матвеевич Хитрово.

После вступления на престол царя Федора Алексеевича воспрявшая партия Милославских прежде всего обрушилась на воспитателя царицы Натальи Кирилловны боярина Матвеева, в доме которого, собственно, царь Алексей Михайлович и познакомился со своей второй женой. В результате интриг Матвеев был лишен боярства, имений, привилегий и сослан воеводой в Верхотурье (1676 год). Матвеев до Верхотурья не добрался, остановился в казанском пригороде Лаишеве, где и взял на себя воеводские обязанности. Но в  декабре того же года его арестовали, вывезли в Казань, а оттуда отправили на второй суд в Москву. На этот раз его, как начальствовавшего над царской аптекой, обвинили в том, что он не допивал лекарства, которые готовились для болезненного Федора Алексеевича, – то есть заподозрили в «злоделании» средств, которыми он якобы травил царя. Обвинение это было настолько серьезным, что грозило плахой. Кроме того, враги Матвеева сумели организовать доносы, что Матвеев с помощью доктора Стефана занимался чернокнижием, а учил его этому премудреный переводчик Посольского приказа Николай Спафарий.

Матвеева с семьей отправили в Пустозерск, а вот о Спафарии сведения исчезли. В Москве исчезли, а в провинции они появились: в 1679 году воинским головой в понизовом городе Темникове был объявлен некий иноземец Николай Гаврилович Спафарий, которому, таким образом, повезло куда больше, чем боярину Матвееву, – Милославские всего лишь убрали его с глаз подальше. Но из поля зрения Москвы он тем не менее не исчез, так как в конце 1679 года Спафарий снова появился в штате Посольского приказа, где скорее всего чувствовали большую досаду от потери такого сотрудника. Обстоятельств его жизни в этот период мы не знаем, но в 1680 году Спафарий вновь появился в Темникове, но уже в качестве первого воеводы. С 1681 года при нем состоял второй воевода Алексей Михайлович Блохин; сам Спафарий в этом году выезжал в Москву, так как его отметили в качестве наблюдателя в горячем идеологическом споре братье Лихудов с Яном Белозерским. Из Москвы Спафарий снова вернулся в Темников, с которым он окончательно расстался только в 1683 году. Потому и жив остался: его патрон Матвеев был возвращен в 1682 году Нарышкиными в столицу, где и был зверски убит взбунтовавшимися стрельцами.

А Спафарий прослужил в Посольском приказе вплоть до 1700 года: после этого его имя нигде не упоминалось.  Утверждать же, что он в этом году скончался – оснований нет.

Для нас же в этой истории важно, кроме прочего, и то, что должность городового воеводы порой представлялась одной из форм административного наказания. Матвеев и Спафарий вовсе не являлись исключением из правил; столица, случалось, отправляла провинившихся бюрократов к черту на кулички, надеясь, что они туда не доберутся, а коли доберутся – то возможно оттуда не возвратятся...     

Бахмустов О.С.

Социальные комментарии Cackle